Заповедник "Богд Уул"

Национальный парк Богд Хаана - самый старый парк.Гора Богд уул одна из первых в мире заповедников, которая 1778 году была взята под охрану. Самая высокая точка Богд уул 2256 метров над уровнем моря. В некоторых частях горы есть наскальные, рисунки которым 3000 лет. В 1996 году гора Богд уул была зарегистрировано в «ЮНЕСКО» как «Чудеса света становятся природными сокровищами». Гора Богд уул- теперь Строго Защищена, границы которой приблизительно 42 000 гектара и с дополнительными 26 000 гектарами в зонах перехода и на буфере. В 1996, ЮНЕСКО определял это Мировым Запасом Биосферы, цитируя: это в 12-ых и 13-ых столетиях Хан Аймага Хэрэйд запретил заготовку леса и охотится на горе, и объявлял это место святым. В 1778, официальный документ от Маньчжурского правительства, которое тогда управляло Монголией, назвал это "самым живописным и уникальным" и установил декретом, что церемонии в честь горы быть сделанным два раза в год, с подношением ладана и шелка


Гора - теперь Строго Защищенная Область, границы которой охватывают приблизительно 42 000 гектаров с дополнительными 26 000 гектаров в зонах перехода и буфере. Больше плато, чем отдельная гора, горный массив измеряет приблизительно 30-километровый восточный запад на 15 км между севером и югом. Центральная встреча на высшем уровне – Цэцээгун Уул, на 2256метров выше морского уровня. Самой высокой точкой является Тушээгун Уул 2268метров.
Цэцээгун - это один из четырех священных пиков города Улан-Батора, которые соответствуют кардинальным направлениям: Чингелтей на севере,

Сонгино Хайрхан на западе и на востоке Баянзурх.
Парк Богд Хаана занимает зону перехода, где северный лес тайги встречается с горами и степями, которая в свою очередь присоединятся к степи центральной Монголии. Более чем Половина горы засажена деревьями лиственницей, елью, сосной, кедром и березой. Деревья растут в основном с северной стороны, а с южной стороны наклона растет в основном трава. В инвентаре биологии записано более 500 разновидностей растений, 47 млекопитающих, 4 вида рептилии, 2 вида амфибии и более чем тысяча видов насекомых. 
Зуунмод, что означает, 100 деревьев, берёт свое название из древней легенды. Герой мятежник Монгол, благородный мужчина, убегал от Маньчжурской армии. Он прибыл в Зуунмод, но нашел только одно дерево. В отчаянии, он начал молится 100 деревьям, и появился лес из неоткуда, и спас его жизнь.
Никакое Чудо не спасло Манзушир, который находился на вершине Зуунмод долины, построенный в 1733 году и его пик домой 350 монахам и 1000 семейств, полный комплекс был уменьшен до крушения антирелигиозным насилием в 1937. Последний главный лама, Церендордж, был казнен с 50 другими монахами. 
Заповедник находиться в центральной части страны, рядом со столицей Улан-Батор. Заповедник основан в 1809 году (по преданию, этот горный массив считается священным и заповедным местом со времен основания города, то есть с 1649 года, но существует также легенда, что указ об этом издал еще легендарный Чингисхан). Площадь заповедника 36,6 тыс. га. Он охраняет природные комплексы самого южного в Монголии массива таежных лесов, а также лесостепи и степи. Нижний пояс гор занимает лиственничная тайга, которую выше по склону сменяют кедровники, а у границы леса появляются березовое криволесье и отдельные пятна сосновых и еловых перелесков. Фауна заповедника включает как типично таежных животных (кабан, косуля, марал, кабарга, рысь, лисица, бурундук, белка, клест, куропатка, рябчик, сойка и другие), так и характерных степных обитателей, таких как сурок-тарбаган, длиннохвостый суслик, даурский хомячок, дрофа.

Горы, заповеданные Чингисханом Пожалуй, ни один заповедник мира не может сравниться по возрасту с монгольским заповедником Богд-Уул. Жители Монголии свято чтут этот уникальный природный уголок своей страны вот уже восемь веков.

Горный массив Богд-Уул хорошо виден из любой точки монгольской столицы Улан-Батора. Лишь два рукава неширокой реки Туул отделяют гору от города. Высшая точка Богд-Уул поднимается над уровнем моря на 2 км, а над долиной Туул — почти на километр. Куда бы ни пошел путешественник по столице, всегда перед глазами ее могучий кряжистый силуэт, похожий на спящего медведя. Но, как ни странно, огромный горный хребет не давит на пространство, не сужает обзор, а лишь создает какую-то мягкую, чарующую оправу всему пейзажу. Плоская вершина и закругленные очертания склонов, постоянно меняющаяся гамма красок и оттенков растительного покрова Богд-Уул создают удивительное настроение покоя и безмятежности, которое невозможно испытать ни в одной другой столице мира.

На карте видно, что Богд-Уул представляет собой южное окончание 300-километрового хребта Хэнтэй, протянувшегося от гор Забайкалья к Улан-Батору и отделяющего северную гористую часть Центральной Монголии от сухих степных равнин Гоби. Широкая, занятая степью, долина Толы отделяет этот своеобразный горно-лесной «остров» от основного хребта, поднимающегося почти на 3 км и служащего водоразделом между истоками Амура и притоками главной поилицы Байкала — многоводной Селенги. Отсюда же начинает свой путь длинный и извилистый Керулен, впадающий уже в пределах Китая в окруженное песками и болотами бессточное озеро Далайнор. Несмотря на близость к полумиллионному городу, обширный горный массив Богд-Уул сохранил в неприкосновенности свою первозданную природу. Вот уже почти четыреста лет на всей его территории запрещена охота и рубка леса, и возникший в недавнее время заповедник лишь закрепил веками сложившуюся традицию.

Предание связывает название горы («Богд» по-монгольски — «Священная») с именем великого завоевателя Чингисхана, который будто бы скрывался в лесистых дебрях ее ущелий от своих недругов. Преследовавшие Чингисхана враги тщетно искали его на склонах горы, которая надежно спрятала будущего покорителя стран и народов от преследователей. Когда же они ушли, Чингисхан вышел из укрытия, спустился к берегу Толы и принес жертву спасительнице-горе, после чего завещал своим детям и внукам почитать ее как священное божество и впредь ежегодно приносить ей жертвы. Обычай каждый год устраивать жертвоприношения на склонах горы Богд-Уул сохранялся в Монголии вплоть до начала XX века.

Чтобы увидеть и понять все удивительное своеобразие природы заповедной горы, нужно встать еще до рассвета, чтобы с первыми лучами солнца оказаться уже у подножия Богд-Уул. В противном случае путешественник рискует не успеть познакомиться даже с половиной ее уникальных ландшафтов и их разнообразных обитателей. Сразу после моста через Туул открывается широкая долина, покрытая низкотравной горной степью. Дорога уходит по крутому распадку вверх, к опушке леса, укрывшего своим зеленым пологом весь горный массив до самой верхушки.
Здешние леса — самый южный остров сибирской тайги на территории Монголии. Он смог сохраниться лишь благодаря священному статусу Богд-Уул, существовавшему много веков. Обширные лесные массивы, когда-то шумевшие к югу и к северу от гор, давно уже вырублены человеком и превратились в просторные зеленые пастбища, а тут, на каменистых склонах, встала над рекой нежно-зеленая лиственничная тайга с густыми зарослями барбариса, жимолости, смородины и шиповника. На крутых склонах ущелий полыхают малиновым цветом кусты даурского рододендрона, который у нас в Сибири называют багульником. А на затененных полянах северных склонов хребта пестрят, радуя глаз, желтые огоньки лютиков, синие лохматые прострелы, розовые пятна пионов, оранжевые вспышки жарков и скромные лилии-саранки. Как и всегда в лиственничной тайге, птиц мало, лишь изредка услышишь тревожный крик сойки, да мелькнет в зелени белая грудка синички-гаички. Зато на заросших вейником и овсяницей лесных полянах можно встретить порой осторожную косулю, а за скалистым гребнем иной раз загремит камнями убегающий кабан.

Чем дальше в горы, тем круче подъем. На скалах у ручьев поднимают кроны к солнцу старые сосны, а в затененных лощинах поднимают остроконечные верхушки темные ели. Крупноглыбовые осыпи пересекают тропу, заставляя замедлять шаг и преодолевать каменную реку, прыгая с камня на камень. Здесь лиственницы исчезают, уступая место стройным кедрам. Кедровники Богд-Уул не похожи, скажем, на алтайские: в них почти нет подлеска и кустарников, зато обилие высоких трав. Эти места особенно любят самые многочисленные копытные заповедного горного массива — гордые рогачи-маралы. Вообще кедровая тайга населена куда обильнее, чем лиственничная. По веткам ловко скачут хлопотуньи-белки, такие же черные, как в Забайкалье. Из-под корней с любопытством смотрит на человека полосатый бурундук. Среди каменных глыб на осыпях деловито снуют шустрые грызуны-сеноставки. А изредка по гребню пробегает самый маленький олень сибирской тайги — грациозная кабарга.

Птичий мир в верхнем ярусе тайги тоже богат и многообразен. Поминутно слышны громкие голоса поползней; то тут, то там перелетают крикливые кедровки, с шумом вспархивают стайки клестов, беспокойно посвистывают рябчики. А издалека доносится стук, перемежаемый похожим на стон криком черного дятла — желны. Кедр — самое пенное дерево в здешней тайге, он почти каждый год хорошо плодоносит, и многочисленным лесным обитателям — от сойки до марала — всегда хватает орехов для пропитания.

Южные склоны массива Богд-Уул непохожи на северные. Здесь царствуют сосновые леса, в которых можно услышать торопливую перекличку куропаток и мелодичный голос клушицы, а на каменных осыпях пересвистываются милые и живые даурские хомячки. Пониже, у самой границы со степью, порой встречается даже редкая в наши дни дрофа, а на вершине старой сосны можно заметить иногда и огромное небрежно сложенное гнездо красавца-беркута. Степных же зверей увидеть труднее — они осторожны и пугливы. Лишь основательно натоптанные тропы, расходящиеся веером от входа в нору, выдают места обитания полевок, да где-нибудь на противоположной стороне распадка мелькнет иной раз жирная спина сурка-тарбагана. При виде человека он тут же пускается наутек, а добравшись до спасительной норы, прижимается к земле и время от времени коротко и хрипло взлаивает, дергаясь всем телом, отчего его хвост, прижатый к спине, взлетает вверх, как сигнальный флажок.

Кажется удивительным, что этот гигантский естественный зоопарк сохранился в непосредственной близости от многолюдного города, но трепетное отношение монголов к своей священной горе позволяет надеяться, что первый заповедник этой страны и впредь будет радовать жителей столицы и приезжих туристов своими первозданными ландшафтами и обилием фауны.

Массив Богд-Уул — только один из регионов Монголии, где обитают редкие и исчезающие животные и существуют пока уникальные природные памятники. Не менее интересен, скажем, район Заалтайской Гоби, где живут до сих пор лошади Пржевальского и дикие верблюды, антилопы-дзерены и медведи-пищухоеды, а также почти исчезнувшие на нашей планете дикие ослы-куланы. Да и сама здешняя каменистая пустыня-хаммада с редкими оазисами, утопающими в зелени стройных местных тополей — туранги, представляет собой редкий для Центральной Азии заповедный ландшафт. Планируемое создание в этой части Гоби еще одной охраняемой территории должно стать важным шагом в деле сбережения природных сокровищ Монголии.

Удивительны, живописны и по-своему уникальны также расположенные на крайнем западе этой страны хребты Монгольского Алтая, славящиеся своими горными озерами, водопадами и ледниками, своеобразный «мини-Байкал» Монголии — огромное горное озеро Хубсугул или, скажем, известная всем палеонтологам мира Долина Динозавров в Гоби. И все же по красоте и мягкой поэтичности ландшафта нет в этой центрально-азиатской стране мест, равных массиву Богд-Уул, справедливо считающемуся жемчужиной Монголии. И любой, побывавший в Улан-Баторе, надолго запомнит этот край гранитных скал, кедрово-лиственничной тайги и веселых горных ручьев, спасший когда-то свирепого завоевателя, а сейчас давший приют великому множеству четвероногих и пернатых обитателей.

Похожие материалы (по тегу)